Горемычный Григорович

Д.В.Григорович // Собрание сочинений в 3-х томах
Д.В.Григорович // Собрание сочинений в 3-х томах

За Григоровичем закрепилась слава обличителя крепостничества благодаря его повести «Антон-Горемыка», живописующей злоупотребления управляющего имением и бесправность крепостного крестьянина. Видимо, по инерции, данной традицией советской критической школы, именно проблему крепостного права в творчестве писателя указывают как ключевую супруги Анна Журавлева и Всеволод Некрасов в своей вступительной статье, предваряющей первый том собрания сочинений. Однако героями рассказов и повестей Григоровича выступают не только, да и не столько крепостные крестьяне. Из 9 произведений, представленных в томе, только в 3-х крепостные выступают главными героями (Деревня, Антон-Горемыка, Бобыль). Среди прочих: суфлер театра (Театральная карета), скитающиеся артисты (Петербургские шарманщики), дирижер (Капельмейстер Сусликов), молодой чиновник (Неудавшаяся жизнь), черносошные крестьяне (Прохожий, Смедовская долина).

«Есть люди, которым как бы предназначено судьбою целую жизнь мыкать горе». 
Collapse )

Не совсем литературные очерки, не совсем автобиография.

Александр Солженицын // Бодался теленок с дубом
Александр Солженицын // Бодался теленок с дубом

Написанная «по-живому» в течение нескольких лет, книга «Бодался теленок с дубом» совместила в себе точность дневника, хрупкость воспоминаний, остроту памфлета, увлекательность беллетристики и важность исторического документа. Александр Исаевич позволяет познакомиться не только с личным творческим процессом, но и с коллективным противостоянием свободе творческого самовыражения, которая должна была быть строго подчинена регламенту государственной идеологии. 

Путь от вхождения в круг советских писателей до изгнания из него и страны размечен строго субъективными, суровыми, безжалостными замечаниями, оценками и пояснениями автора. В этом можно увидеть, с одной стороны, право и задачу художника «дать свою картину, заразить читателей» (С.102), с другой — закономерную реакцию на несправедливость и ложь. Стенографические записи писателя передают следующий эпизод:

«…изумительно повернул Дементьев:                                                                                  - Нельзя ли автору отнестись к людям и жизни подобрей?                                   Этот упрёк мне будут выпирать потом не раз: вы не добры, раз не добры к Русановым, к Макарыгиным, к Волковым, к ошибкам нашего прошлого, к порокам нашей Системы. (Ведь они ж к нам были добры!..) "Да он народа не любит!" - возмущались на закрытых семинарах агитаторов, когда их напустили на меня в 1966 г.».
Collapse )

Эсхилиада

Эсхил // Трагедии
Эсхил // Трагедии

О, всей земли драм древних чтущие,

Свой взор направьте к книге трагика. 

Его страницы малые — сокровище столь редкое

Вдвойне рукой Иванова посильно приумножено.

Язык искусный эллина окутан новой тканию

С узором многосложным, в цвета окрашен бережно,

И малому читателю итог представлен явственно. 

Сюжет знакомый издавна от Куна и собратии 

Не удивит пытливого листов у книг терзателя,

Но живостью и верностью вас покорят участники

Событий древних, греческих, египетских и прочая.

Горят, играют чувствами, сменяют горесть мрачную

То ярость, то отчаянье, то страх, то радость светлая.

В театре победителя собрата из Саламина

Найдется масок множество на эписодий всяк.

Как перевод Иванова возносит в сферы вышние,

Так Пиотровский точностью своей творит историю.

Поденные события, монаху из скриптория уподобясь, фиксирует. 

То «ой», то «ай» разносится из уст хористов в множестве, 

И Антигона жалобно: «Ай­-ай, несчастные»,

Кричит о братьях бьющихся, и Прометей прикованный 

О муках, жалкий, сетует словами «Ой­-ой-­ой!»

Трагедий, сохранившихся от мужа достославного,

До нас дошло лишь малое, ничтожное количество.

Фрагменты же обширного наследия Эсхилова 

Все в каталог отобраны историком Гаспаровым,

Что стиховедом славится, им текст переведен.

Уже спешит рука уставшая закрыть обложку книжицы

И в ненадежной памяти находит образ прошлого,

Хоров старейшин Аргоса и дочерей Данаевых. 

Но половина пройдена обширного издания,

И место грека-трагика займет филолог-рус.

… 

В отрывках представленных 

Иванов заложит основы

Collapse )

Клюква в патоке

Леонард Шлейн // Мозг Леонардо
Леонард Шлейн // Мозг Леонардо

Леонардо да Винчи, пожалуй, самый известный полимат эпохи Возрождения. Сложно найти ту область знаний, где выдающийся флорентиец не проявил бы себя в той или иной мере. И не так уж важно, что подобный универсализм — это характерная черта любого интеллектуала упомянутой эпохи (можно вспомнить Мариано ди Якопо, Леона Альберти, Микеланджело Буонарроти). Какое могут иметь значение факты того, что большая часть проектов и идей Леонардо не дождались своего воплощения при его жизни и были переоткрыты независимо от него спустя столетия, когда мы говорим о великом гении? Бертран Жиль, однако, в своей книге об инженерах Возрождения не стесняясь говорит о Леонардо следующее: 

«Следовало иметь безграничное невежество и неоправданное воображение, чтобы сделать из Леонардо да Винчи, вопреки ему самому, плодовитого изобретателя». 

Увы, но именно бурное воображение мы встречаем в книге Леонарда Шлейна. Испытывая неподдельное благоговение перед образом гениального флорентийца, автор пытается, опираясь на скудный объем данных, дать описание строения головного мозга Леонардо. Биографические зарисовки и пространные рассуждения об особенностях отдельных произведений разбавленные главами, посвященными физиологии мозга человека, должны привести читателя к итоговой реконструкции. И что же удается узнать о мозге Леонардо? Что у него, вероятнее всего, были хорошо развиты оба полушария, которые были соединены большим мозолистым телом или иначе: 

Collapse )

Прививка здравого смысла

Пол Оффит // Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем
Пол Оффит // Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем

Пол Аллан Оффит будучи профессором педиатрии и соавтором вакцины против ротавируса является безусловным сторонником массовой вакцинации и иммунизации детей. Но вакцинации не бездумной и не слепой, а требующей здравого подхода и оценки всех рисков. Так, в 2002 году он был единственным членом консультативной группы, выступившим против программы вакцинации против оспы, считая, что риск причинения вреда при вакцинации будет выше, чем вероятность массового заражения оспой.

Collapse )

Историк не сапер, но…


И.Я.Фроянов // Уроки красного октября
И.Я.Фроянов // Уроки красного октября

В декабре 2020 года не стало профессора И.Я.Фроянова, который за свой долгий и неоднозначный профессиональный путь зарекомендовал себя как историк-нонконформист. Особый взгляд Игоря Яковлевича на ряд вопросов древней, средневековой или новейшей истории, всегда порождал споры, особенно, если вопрос был достаточно острым. В небольшой книге, которая представляет собой скорее публицистическую нежели историческую работу, анализируются причины и последствия трех революций, а также критикуются действия руководства России 1990-х годов. Для профессора человеком, заложившим бомбу замедленного действия под страну, является Петр I, расколовший общество на два лагеря — крестьян и их эксплуататоров. Ориентируясь на западноевропейские цивилизационные начала, чуждые русской народности, Петр позволил изначально враждебным стране силам развить свои успехи, которые, пользуясь нараставшим социальным противоречием, сыграли свою роль в разрушении русской государственности в начале XX века. Не забывают эти силы повторить достигнутый успех и в постсоветское время, что выражается в попытках влиять на внутриполитические процессы страны. Так, например, историк обращает внимание читателя на настойчивое давление со стороны американских сенаторов, президента США и папы римского Иоанна Павла II на Бориса Ельцина по вопросу принятия закона «О свободе совести и религиозных объединениях» в 1997 году. 

Collapse )

Когда твой диплом не самый водянистый

Книга профессора Тео Компернолле  — образец коммерческой научнопопулярной литературы, которая успешно эксплуатирует потребность в знаниях в области физиологии мозга и психологии, предназначенная, прежде всего, для руководителей и менеджеров, испытывающих интеллектуальные перегрузки.  

Как подмечает автор:«Главный герой этой книги – наш мыслящий мозг. Он есть только у человека, единственного существа на нашей планете, которое способно мыслить».

Утверждение довольно спорное и крайне категоричное, но позволяет убедиться, что несмотря на общие биологические корни с иными существами, Компернолле не смешивает человека с остальными животными. 

Несмотря на объемность предложенного текста, который изобилует многократными повторами и переливанием из пустого в порожнее, вся суть книги сводится к небольшому списку тезисов, которые доказываются с разной степенью убедительности. Перечислим самые важные из них:

1. существует 3 вида мозга: а) рефлекторный; б) рефлексирующий; в) архивирующий;

2. чтобы информация усвоилась необходим отдых;

3. необходимо отключаться от гаджетов, которые вызывают хронический стресс;

4. использование гаджетов за рулем повышает риск дтп;

5. важно высыпаться; 

6. офисы открытого типа снижают производительность труда;

7. гиперподключенность и многозадачность — зло;

Collapse )

Платонов №5

С.Ф.Платонов // Собрание сочинений в 6 томах
С.Ф.Платонов // Собрание сочинений в 6 томах

Пятый том собрания сочинений Сергея Федоровича Платонова включает в себя рецензии на книги, воспоминания, некрологи, отдельные статьи, исторические этюды и речи, произнесенные им на различных собраниях. Также том дополнен лекциями, посвященными историческим источникам, которые автор читал в Археологическом институте до революции.

Рецензии Платонова — это замечательные образцы того, как стоит оценивать прочитанное. Акцент автор делает исключительно на содержание произведения, а не на собственные впечатления. Оценки или замечания всегда подкрепляются аргументами, которые излагаются прекрасным языком. Остается лишь сожалеть, что предметом рецензирования выступают исключительно исторические работы, что, очевидно, обусловлено сугубо научным интересом и профессиональной необходимостью.

Среди некрологов особое внимание привлекает к себе сообщение о смерти студента Платонова Андрея Тищенко, образ которого историк запечатлел тёплыми, трогательными словами, а также известие о трагической гибели от рук петлюровцев Александры Ефименко, поплатившейся жизнью за попытку спасти дочек харьковского старосты.

Collapse )

Этрусский каталог

Г.И.Соколов // Искусство этрусков
Г.И.Соколов // Искусство этрусков

Одна из 32-х книг серии «Очерки истории и теории изобразительных искусств», первые книги которой начали издаваться еще в 1960-х гг. Малый формат, мелованная бумага, твердый переплет, небольшой объем в рамках очерка и более 170 иллюстраций, позволяющих познакомиться с архитектурой, живописью, скульптурой и ювелирными изделиями этрусков VII-I вв. до н.э. 

К сожалению, две трети текста представляют собой детальное описание запечатленного на иллюстрациях, как приведенных в самой книге, так и в сторонних изданиях (библиографический список присутствует), поэтому книга больше похожа на музейный каталог с подробным описанием экспонатов. Это вполне понятно, если учесть, что Глеб Иванович Соколов долгое время работал в ГМИИ им. А.С.Пушкина и в 1990 году стал доктором искусствоведения. Минимум исторических данных, минимум анализа влияния Востока, Греции и Рима на стилистику, минимум внимания технике изготовления предметов и ее развитию или упадку. Иллюстративный материал представлен в черно-белом и в цветном исполнении, но словно в насмешку при описании росписи стен гробницы, которые «поражают многоцветностью и яркостью, предвосхищают любовь этрусков VI века до н.э. к многокрасочным фрескам», даётся монохромное изображение. В описаниях встречаются замысловатые искусствоведческие пассажи: «Остро чувствуя ритмику общей композиции и как бы оттеняя динамику четкого пластического танца этой пары, художник изображает спокойный силуэт стоящего поблизости кувшина».

Collapse )