Не совсем литературные очерки, не совсем автобиография.

Александр Солженицын // Бодался теленок с дубом
Александр Солженицын // Бодался теленок с дубом

Написанная «по-живому» в течение нескольких лет, книга «Бодался теленок с дубом» совместила в себе точность дневника, хрупкость воспоминаний, остроту памфлета, увлекательность беллетристики и важность исторического документа. Александр Исаевич позволяет познакомиться не только с личным творческим процессом, но и с коллективным противостоянием свободе творческого самовыражения, которая должна была быть строго подчинена регламенту государственной идеологии. 

Путь от вхождения в круг советских писателей до изгнания из него и страны размечен строго субъективными, суровыми, безжалостными замечаниями, оценками и пояснениями автора. В этом можно увидеть, с одной стороны, право и задачу художника «дать свою картину, заразить читателей» (С.102), с другой — закономерную реакцию на несправедливость и ложь. Стенографические записи писателя передают следующий эпизод:

«…изумительно повернул Дементьев:                                                                                  - Нельзя ли автору отнестись к людям и жизни подобрей?                                   Этот упрёк мне будут выпирать потом не раз: вы не добры, раз не добры к Русановым, к Макарыгиным, к Волковым, к ошибкам нашего прошлого, к порокам нашей Системы. (Ведь они ж к нам были добры!..) "Да он народа не любит!" - возмущались на закрытых семинарах агитаторов, когда их напустили на меня в 1966 г.».
Collapse )

Эсхилиада

Эсхил // Трагедии
Эсхил // Трагедии

О, всей земли драм древних чтущие,

Свой взор направьте к книге трагика. 

Его страницы малые — сокровище столь редкое

Вдвойне рукой Иванова посильно приумножено.

Язык искусный эллина окутан новой тканию

С узором многосложным, в цвета окрашен бережно,

И малому читателю итог представлен явственно. 

Сюжет знакомый издавна от Куна и собратии 

Не удивит пытливого листов у книг терзателя,

Но живостью и верностью вас покорят участники

Событий древних, греческих, египетских и прочая.

Горят, играют чувствами, сменяют горесть мрачную

То ярость, то отчаянье, то страх, то радость светлая.

В театре победителя собрата из Саламина

Найдется масок множество на эписодий всяк.

Как перевод Иванова возносит в сферы вышние,

Так Пиотровский точностью своей творит историю.

Поденные события, монаху из скриптория уподобясь, фиксирует. 

То «ой», то «ай» разносится из уст хористов в множестве, 

И Антигона жалобно: «Ай­-ай, несчастные»,

Кричит о братьях бьющихся, и Прометей прикованный 

О муках, жалкий, сетует словами «Ой­-ой-­ой!»

Трагедий, сохранившихся от мужа достославного,

До нас дошло лишь малое, ничтожное количество.

Фрагменты же обширного наследия Эсхилова 

Все в каталог отобраны историком Гаспаровым,

Что стиховедом славится, им текст переведен.

Уже спешит рука уставшая закрыть обложку книжицы

И в ненадежной памяти находит образ прошлого,

Хоров старейшин Аргоса и дочерей Данаевых. 

Но половина пройдена обширного издания,

И место грека-трагика займет филолог-рус.

… 

В отрывках представленных 

Иванов заложит основы

Collapse )

Клюква в патоке

Леонард Шлейн // Мозг Леонардо
Леонард Шлейн // Мозг Леонардо

Леонардо да Винчи, пожалуй, самый известный полимат эпохи Возрождения. Сложно найти ту область знаний, где выдающийся флорентиец не проявил бы себя в той или иной мере. И не так уж важно, что подобный универсализм — это характерная черта любого интеллектуала упомянутой эпохи (можно вспомнить Мариано ди Якопо, Леона Альберти, Микеланджело Буонарроти). Какое могут иметь значение факты того, что большая часть проектов и идей Леонардо не дождались своего воплощения при его жизни и были переоткрыты независимо от него спустя столетия, когда мы говорим о великом гении? Бертран Жиль, однако, в своей книге об инженерах Возрождения не стесняясь говорит о Леонардо следующее: 

«Следовало иметь безграничное невежество и неоправданное воображение, чтобы сделать из Леонардо да Винчи, вопреки ему самому, плодовитого изобретателя». 

Увы, но именно бурное воображение мы встречаем в книге Леонарда Шлейна. Испытывая неподдельное благоговение перед образом гениального флорентийца, автор пытается, опираясь на скудный объем данных, дать описание строения головного мозга Леонардо. Биографические зарисовки и пространные рассуждения об особенностях отдельных произведений разбавленные главами, посвященными физиологии мозга человека, должны привести читателя к итоговой реконструкции. И что же удается узнать о мозге Леонардо? Что у него, вероятнее всего, были хорошо развиты оба полушария, которые были соединены большим мозолистым телом или иначе: 

Collapse )

Прививка здравого смысла

Пол Оффит // Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем
Пол Оффит // Смертельно опасный выбор. Чем борьба с прививками грозит нам всем

Пол Аллан Оффит будучи профессором педиатрии и соавтором вакцины против ротавируса является безусловным сторонником массовой вакцинации и иммунизации детей. Но вакцинации не бездумной и не слепой, а требующей здравого подхода и оценки всех рисков. Так, в 2002 году он был единственным членом консультативной группы, выступившим против программы вакцинации против оспы, считая, что риск причинения вреда при вакцинации будет выше, чем вероятность массового заражения оспой.

Collapse )

Историк не сапер, но…


И.Я.Фроянов // Уроки красного октября
И.Я.Фроянов // Уроки красного октября

В декабре 2020 года не стало профессора И.Я.Фроянова, который за свой долгий и неоднозначный профессиональный путь зарекомендовал себя как историк-нонконформист. Особый взгляд Игоря Яковлевича на ряд вопросов древней, средневековой или новейшей истории, всегда порождал споры, особенно, если вопрос был достаточно острым. В небольшой книге, которая представляет собой скорее публицистическую нежели историческую работу, анализируются причины и последствия трех революций, а также критикуются действия руководства России 1990-х годов. Для профессора человеком, заложившим бомбу замедленного действия под страну, является Петр I, расколовший общество на два лагеря — крестьян и их эксплуататоров. Ориентируясь на западноевропейские цивилизационные начала, чуждые русской народности, Петр позволил изначально враждебным стране силам развить свои успехи, которые, пользуясь нараставшим социальным противоречием, сыграли свою роль в разрушении русской государственности в начале XX века. Не забывают эти силы повторить достигнутый успех и в постсоветское время, что выражается в попытках влиять на внутриполитические процессы страны. Так, например, историк обращает внимание читателя на настойчивое давление со стороны американских сенаторов, президента США и папы римского Иоанна Павла II на Бориса Ельцина по вопросу принятия закона «О свободе совести и религиозных объединениях» в 1997 году. 

Collapse )

Когда твой диплом не самый водянистый

Книга профессора Тео Компернолле  — образец коммерческой научнопопулярной литературы, которая успешно эксплуатирует потребность в знаниях в области физиологии мозга и психологии, предназначенная, прежде всего, для руководителей и менеджеров, испытывающих интеллектуальные перегрузки.  

Как подмечает автор:«Главный герой этой книги – наш мыслящий мозг. Он есть только у человека, единственного существа на нашей планете, которое способно мыслить».

Утверждение довольно спорное и крайне категоричное, но позволяет убедиться, что несмотря на общие биологические корни с иными существами, Компернолле не смешивает человека с остальными животными. 

Несмотря на объемность предложенного текста, который изобилует многократными повторами и переливанием из пустого в порожнее, вся суть книги сводится к небольшому списку тезисов, которые доказываются с разной степенью убедительности. Перечислим самые важные из них:

1. существует 3 вида мозга: а) рефлекторный; б) рефлексирующий; в) архивирующий;

2. чтобы информация усвоилась необходим отдых;

3. необходимо отключаться от гаджетов, которые вызывают хронический стресс;

4. использование гаджетов за рулем повышает риск дтп;

5. важно высыпаться; 

6. офисы открытого типа снижают производительность труда;

7. гиперподключенность и многозадачность — зло;

Collapse )

Платонов №5

С.Ф.Платонов // Собрание сочинений в 6 томах
С.Ф.Платонов // Собрание сочинений в 6 томах

Пятый том собрания сочинений Сергея Федоровича Платонова включает в себя рецензии на книги, воспоминания, некрологи, отдельные статьи, исторические этюды и речи, произнесенные им на различных собраниях. Также том дополнен лекциями, посвященными историческим источникам, которые автор читал в Археологическом институте до революции.

Рецензии Платонова — это замечательные образцы того, как стоит оценивать прочитанное. Акцент автор делает исключительно на содержание произведения, а не на собственные впечатления. Оценки или замечания всегда подкрепляются аргументами, которые излагаются прекрасным языком. Остается лишь сожалеть, что предметом рецензирования выступают исключительно исторические работы, что, очевидно, обусловлено сугубо научным интересом и профессиональной необходимостью.

Среди некрологов особое внимание привлекает к себе сообщение о смерти студента Платонова Андрея Тищенко, образ которого историк запечатлел тёплыми, трогательными словами, а также известие о трагической гибели от рук петлюровцев Александры Ефименко, поплатившейся жизнью за попытку спасти дочек харьковского старосты.

Collapse )

Этрусский каталог

Г.И.Соколов // Искусство этрусков
Г.И.Соколов // Искусство этрусков

Одна из 32-х книг серии «Очерки истории и теории изобразительных искусств», первые книги которой начали издаваться еще в 1960-х гг. Малый формат, мелованная бумага, твердый переплет, небольшой объем в рамках очерка и более 170 иллюстраций, позволяющих познакомиться с архитектурой, живописью, скульптурой и ювелирными изделиями этрусков VII-I вв. до н.э. 

К сожалению, две трети текста представляют собой детальное описание запечатленного на иллюстрациях, как приведенных в самой книге, так и в сторонних изданиях (библиографический список присутствует), поэтому книга больше похожа на музейный каталог с подробным описанием экспонатов. Это вполне понятно, если учесть, что Глеб Иванович Соколов долгое время работал в ГМИИ им. А.С.Пушкина и в 1990 году стал доктором искусствоведения. Минимум исторических данных, минимум анализа влияния Востока, Греции и Рима на стилистику, минимум внимания технике изготовления предметов и ее развитию или упадку. Иллюстративный материал представлен в черно-белом и в цветном исполнении, но словно в насмешку при описании росписи стен гробницы, которые «поражают многоцветностью и яркостью, предвосхищают любовь этрусков VI века до н.э. к многокрасочным фрескам», даётся монохромное изображение. В описаниях встречаются замысловатые искусствоведческие пассажи: «Остро чувствуя ритмику общей композиции и как бы оттеняя динамику четкого пластического танца этой пары, художник изображает спокойный силуэт стоящего поблизости кувшина».

Collapse )

Сицилийский гепард

Джузеппе Томази ди Лампедуза стоит не в первых рядах итальянских писателей, несмотря на то, что его единственный роман был удостоен престижной премии Стрега, неоднократно переиздавался и экранизировался, а итальянские критики называли «Гепарда» одним из великих романов нынешнего века и всех времен. Лампедуза не писатель в привычном понимании этого слова, большая часть его литературных опытов была опубликована после смерти автора, который был профессиональным… аристократом. 

Роман «Гепард», переведенный на русский язык Г.С.Брейтбурдом в 1961 году как «Леопард»,плод литературного азарта, родившегося в порыве полушутливого соперничества с кузеном Лучо Пикколо ди Калановелла. Своеобразная дань прадеду превратилась из небольшой новеллы, в масштабное произведение о собственной семье и себе самом. Любопытно, что изданная в 1958 году редакция романа значительно отличалась от рукописи 1957 года и только в 1969 году «Гепард» переиздают в первоначальном варианте. Каноничный текст в 2002 году вновь подвергся изменениям — 49 разночтений, найденных филологами, были выправлены и представлены вниманию публики. Советский же читатель был знаком с текстом, искаженным редакторскими правками. Перевод Е.Дмитриевой, таким образом, выполнен с первоначального варианта, завещанного к публикации автором и наполнен оригинальными находками, как, например, слова «дядище», «червякесса», «тонзуромойка», оживляющими размеренное повествование. 

Collapse )