r_nomeaning

Category:

Сицилийский гепард

Джузеппе Томази ди Лампедуза стоит не в первых рядах итальянских писателей, несмотря на то, что его единственный роман был удостоен престижной премии Стрега, неоднократно переиздавался и экранизировался, а итальянские критики называли «Гепарда» одним из великих романов нынешнего века и всех времен. Лампедуза не писатель в привычном понимании этого слова, большая часть его литературных опытов была опубликована после смерти автора, который был профессиональным… аристократом. 

Роман «Гепард», переведенный на русский язык Г.С.Брейтбурдом в 1961 году как «Леопард»,плод литературного азарта, родившегося в порыве полушутливого соперничества с кузеном Лучо Пикколо ди Калановелла. Своеобразная дань прадеду превратилась из небольшой новеллы, в масштабное произведение о собственной семье и себе самом. Любопытно, что изданная в 1958 году редакция романа значительно отличалась от рукописи 1957 года и только в 1969 году «Гепард» переиздают в первоначальном варианте. Каноничный текст в 2002 году вновь подвергся изменениям — 49 разночтений, найденных филологами, были выправлены и представлены вниманию публики. Советский же читатель был знаком с текстом, искаженным редакторскими правками. Перевод Е.Дмитриевой, таким образом, выполнен с первоначального варианта, завещанного к публикации автором и наполнен оригинальными находками, как, например, слова «дядище», «червякесса», «тонзуромойка», оживляющими размеренное повествование. 

История семьи сицилийских аристократов Салина раскрывается в эпоху Рисорджименто, а кардинальные перемены в стране выступают фоном и своеобразным катализатором трансформации характеров и судеб персонажей. Впрочем, псу Бендико уделено гораздо больше внимания, нежели мелькающему на заднем плане Гарибальди. Как отмечал сам Лампедуза, Бендико — «очень важный персонаж, практически ключ ко всему роману». Произведение разбито на несколько частей, каждая из которых вполне независима друг от друга и связана лишь общей предысторией. Так, отдельная глава о поездке падре Пирроне в Сан-Коно, была написана позже всех и, кажется, нужна лишь для того, чтобы вполне карикатурно-шаблонный священник оправдал в глазах читателя владельца Доннафугаты. Сам князь, или лучше сказать «князище», во второй части неожиданно превращается из импульсивного, деспотичного и похотливого главы почтенного семейства в сдержанного аристократа-философа, вся философия которого заключается в рассуждениях о политике, грядущем упадке и сословных традициях. Возможно, это объясняется тем, что фигура прадеда вытеснена образом самого писателя и хроника семьи наполняется автобиографическими чертами. Увы, среди достоинств «Гепарда» нельзя назвать ни сюжет, ни психологизм, ни историческую детальность, даже легендарная эрудиция автора проявляет себя крайне сдержанно. Отдельные мысли, обороты и замечания сверкают оригинальностью, но общее впечатление ординарности не оставляет на протяжении всего романа.

Что же позволило «Гепарду» стать первым итальянским бестселлером послевоенного времени? Вероятно, легкость изложения и картинность быта аристократии, который не доступен рядовому итальянцу. Натурализм в описании повседневных занятий, блюд и интерьеров, лаконичные мысли о персонажах и их поступках, незатейливая философия сицилийца, контраст дяди и племянника, живые диалоги и остроумные замечания дарящие читателю ощущение, что «так оно и было».

Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded